среда, 16 февраля 2011 г.

Молоды душой.

По мнению тольяттинского психотерапевта и депутата Артура Чубаркина, Владимиру Путину 14 лет, а Дмитрию Медведеву — 11.

Недавно, комментируя материал «ПС» о финансовых пирамидах, Артур Чубаркин сказал, что 30% россиян (соответственно, и тольяттинцев) по своему психологическому развитию — дети. Люди, подверженные сильному влиянию авторитетов. А еще 40% — подростки. Люди, не признающие авторитетов. Очевидно, что такой психологический «состав» общества влияет на законы, по которым оно живет, определяет отношения, которые строят между собой члены общества, а также тип людей, которые управляют этим обществом. Обо всем этом Артур Чубаркин рассказал «ПС».

— Начнем с пирамид. Все пирамиды — это бизнес. Бизнес, который опирается на знание психологии. Организаторы пирамид используют особенности личности, которые называются «психологический подростковый возраст». Чтобы было понятнее: взросление человека начинается с момента его попадания во взрослый социум. Это происходит в шестилетнем возрасте, начиная с которого окружение перестает беречь его, и он лицом к лицу сталкивается с реалиями жизни. До 11 лет человек проживает «возраст послушания». Этот возраст характеризуется следующим: если ты хочешь поддержки взрослых, ты должен следовать тем правилам, которые они тебе предлагают. За это ты получаешь эмоциональную поддержку: «Ты хороший». Такая поддержка очень важна человеку в этом периоде, потому что на себя он опираться еще не может. В 11 лет человек входит в подростковый период, в «возраст самоутверждения». В этом возрасте человек обесценивает те догмы, которые над ним были до этого. В этом возрасте очень важно принадлежать тусовке.

— То есть те люди, которые несут деньги в пирамиды, на самом деле вступают в тусовку?
— Да. Причем в этой тусовке должны быть свои правила и атрибуты. Это все имеется в любой пирамиде: особый стиль поведения, особая манера проведения встреч, лозунги, девизы, значки. Понятные ступени развития. Каждая следующая ступень подразумевает, что ты стал выше уровнем. В подростковом возрасте слабое место — самооценка, самоутверждение. И еще в этом возрасте сильно развит подростковый негативизм. Когда тебе дают, а ты отталкиваешь. У тебя забирают, говорят: мы тебе этого не дадим, а человек начинает к этому тянуться.

— Мавроди говорит про «МММ-2011»: ребята, я вам ничего не обещаю, вы можете вообще прогореть. Получается, что он «отталкивает», а «подростковая» часть общества на это «ведется»?
— Да. Но, отталкивая, он им как бы намекает, что они, если присоединятся к нему, станут особенными. То есть он тешит их самолюбие. Это еще одна отличительная черта подросткового возраста: «Я особенный, а другие неудачники, другие прогорят, а со мной ничего не случится». В этом периоде снижен инстинкт самосохранения. Человек игнорирует опасность.

— То есть даже если авторитет имеет ярко выраженную негативную окраску (как Мавроди), люди за ним все равно пойдут?
— Да. Есть же такое понятие, как «протестное голосование», «протестное поведение». Вокруг Мавроди сложился определенный имидж героя, который пострадал, который ничего не боится, который победил. Соответственно, нужно быть таким, как он. И еще один момент: вот уже который год в нашем обществе существует культ «золотого тельца». У «подростков» (кстати, их в обществе — около 40 %) есть такой подход — хочу вкладываться меньше, а получать больше. Пирамида это предлагает. То есть гражданину говорят: да, с твоим подходом в нашей системе можно это желание реализовать.
К возрасту 16 лет, когда человеку положено быть взрослым, таковыми на самом деле являются только 20%. К 22 годам «дорастает» еще примерно 10%. То есть примерно у 30% людей мозг адекватен реалиям жизни. Подавляющее большинство населения страны (независимо от биологического возраста) психологически — «подростки» либо «дети». В пирамиду могут попасть и те, и другие. «Дети» послушали кого-то, кто сказал: иди, и там ты все получишь. Но большая часть («подростки») идет по принципу: я не такой, как все, и на халяву хочу получить многое. Пусть на меня работает система. Эти же люди прогорают в брокерских конторах, идут в игровые автоматы, в казино. Они не догадываются, что большая часть в пирамиде будет лишь внизу, т.е. средством достижения целей, денег, успеха для других. В средние века на базарах была популярна хохма: за деньги суешь лицо в дырку, тебя там мажут дерьмом, но потом ты стоишь в стороне и гогочешь над другими, над их измазанной физиономией и глупой рожей. Манипуляция Мавроди в том, что люди видят себя сразу на вершине пирамиды.

— Жутковатая картина складывается. Все-таки этим 70 процентам («детям» и «подросткам») можно как-то помочь? Или все безнадежно?
— «Детям» может помочь другой человек, который скажет: туда не ходи. А вот с «подростковой» частью, конечно, сложнее, потому что ему можно сказать: туда не ходи, а он пойдет.

— Значит, «подросткам» уже никак не поможешь?
— Есть такой миф, сказка, что люди учатся на чужих ошибках. Это неправда. Люди или учатся на своих, или не учатся вообще. Нужно просто попасть в число тех, кто научится.

— В фонде защиты вкладчиков мне рассказали про одну женщину. Ей говорят: зачем деньги понесла второй раз? Ведь один раз уже прогорела. А она в ответ: я хотела вам позвонить, но испугалась, что вы меня отговорите. Парадокс какой-то.
— Есть такое понятие — кризис. Бывает кризис общества, кризис фирмы, кризис семьи, кризис личности. Чем больше кризисов сложилось у человека одновременно, тем труднее его отговорить. Представьте себе синусоиды. Если, к примеру, синусоида общества идет вниз, а синусоида личности — вверх, то ни на какие сомнительные авантюры он не поведется. А вот если и в обществе, и в семье, и в личности кризисы, то поведение будет максимально неадекватным. Человек, скажем, пойдет в секту. Потому что в этот момент он максимально некритичен и нуждается в посторонней поддержке.

— А к какому типу можно отнести самих «пирамидщиков»?
— Те же самые «подростки». Мавроди — «подросток». Он лидер, манипулятор. Такие, как он, говорят: «Это не наши проблемы». Они могут считать себя нравственными, могут говорить: «Люди несут нам деньги, потому что у них такая потребность. Это у них в голове проблемы, а я не виноват».

— То есть тот факт, что у человека отсутствуют нравственные ограничители, указывает на то, что он — «подросток», а способность сопереживать свойственна взрослому человеку?
— Конечно.

— Вы депутат тольяттинской гордумы. Как депутат и как психотерапевт, глядя на то, что происходит у нас в думе, можете сказать, к какой категории относятся наши депутаты?
— Тогда лучше уж сразу начинать с руководства страны. Потому что наш председатель правительства находится в психологическом возрасте подростка (14 лет). Он предсказуем в плане своих дальнейших выборов, решений и методов. Если говорить о президенте, то его возраст — до 11 лет. Возраст догм. Детский возраст отличается от подросткового тем, что в нем человек еще не освоил агрессию. Есть у Высоцкого песня про добрую, но слабую правду и злую, но сильную ложь. «Правда», «добро» — все это из категории догм. Ребенку запрещено проявлять агрессию. А в подростковом возрасте человек как раз вовсю ее применяет. Все агрессивные способы — физическое насилие, обман, хитрость, манипуляция — в подростковом возрасте приемлемы. И получается, что «подросток» всегда сильнее «ребенка». У него в арсенале больше инструментов. До 11 лет человек знает только 30% всех способов, которыми можно влиять на окружающих. К 14 годам осваивает 70%, к 16 — 100%.
Еще важный момент. Есть закон «критической массы». Согласно ему «взрослые» будут определять ситуацию в стране, в думе только в случае, если их будет не меньше 40 процентов. «Взрослые» максимально продуктивны, но до тех пор, пока их число не достигло критической массы, их потенциал часто тратится, не достигая цели. Т.е. «лебедь, рак и щука», «а воз и ныне там».
В думу и в правительство изначально идут люди, которым это надо. Соответственно, какая это категория? Отчасти объединяющиеся «взрослые», но большинство — «подростки». Людям, которые находятся в «возрасте послушания», агрессивные способы поведения запрещены, соответственно, конкуренцию они не выигрывают. Еще этот возраст называют «возрастом жертв». Они быстро сгорают. И в думе их меньшинство. В любом правительстве, в любой думе больше всего зубастых «подростков». Продуктивно работающих людей (то есть «взрослых») в любом правительстве, любой думе порядка 10-20%. Примерно столько же — «жертв». Остальные — «подростки», эффективность которых — 40-70%.
В любом случае в нашей думе есть люди, понимающие, что если ты не будешь участвовать в жизни города, в жизни общества, то ничего хорошего не получится. Такие люди есть в любой партии, любой фракции. Спрашиваете: кто я, где я? Я — с разумной частью нашей думы.

— По-вашему, это, в принципе, реально — чтобы число «взрослых» в нашем, российском (соответственно, и тольяттинском) правительстве составило 40%? И какая власть у нас после этого установится?
— Почему нет? Посмотрите на развитые страны: Норвегия, Канада, Швейцария. У них «взрослые» лидируют. Необходимо идти их путем. И в России это возможно. Более того, это уже происходит. Как мне кажется, лучшая форма правления для нашей страны — конфедерация. Другое дело, что у нас очень много регионов и республик, отдаленных друг от друга и разных по своему развитию. И нельзя постоянно оглядываться на всех и каждого.

— И напоследок. Женская половина редакции поинтересовалась: скоро День святого Валентина. Люди начинают активно выискивать какие-то проявления своей любви. Почему люди делают это только раз в году. Что такое «валентинка»: какой-то фетиш?
— Вот посмотрите: что такое танец? Это — социально приемлемая форма телесного контакта, выражения сексуальности. Вы же вот пришли и не стали со мной обниматься. Мы пожали руки. А вообще, объятия — это самый лучший русский способ выражения симпатии. Он способствует установлению доверия, «сокращению дистанции». «Валентинка» — социально приемлемый способ выразить свою симпатию большому количеству людей так, чтобы тебе за это ничего не было. Жене или мужу трудно будет сказать своей «половинке»: что это ты сегодня звонишь и всех поздравляешь?
Есть эмоциональный уровень принятия другого человека, который не называется любовью, но уже называется симпатией. Если пересечь эту границу, то возникает закон сильных чувств. Пока чувства на уровне симпатии, они подконтрольны. И вот ты прозевал момент — и чуточку больше разрешил себе чувствовать. Происходит цепная реакция. Чувства будут расти, выйдут из-под контроля. На все это уходит от полутора до четырех лет. Ваша симпатия уровня «валентинки» может охватывать и десять, и двадцать человек своего или противоположного пола. День святого Валентина — прекрасная возможность выразить свои чувства на уровне симпатии, и другой человек к тебе адекватно отнесется, не подумав, что это — серьезное предложение, любовь или что-то в этом духе.

— Адекватно отнесется при условии, что он «взрослый»…
— Если человек «взрослый», ему не нужен День святого Валентина, он выражает свою симпатию всегда, когда захочет, и в той форме, в какой хочет. Всем остальным нужен этот праздник. Это как на Новый год. Человек надевает колпачок или маску. Границы того, что он может себе позволить, расширяются. Вот и День святого Валентина — то же самое. На следующий день человек может проснуться и подумать: эх, забыл вчера тому-то позвонить и поздравить.

1 комментарий:

  1. Да что-то мне сдается большинству психиатров самим врач нужен.

    ОтветитьУдалить